Опубликованные denv80

ОДИНОЧНАЯ КАМПАНИЯ

ОДИНОЧНАЯ КАМПАНИЯ
ОДИНОЧНАЯ КАМПАНИЯ

1

Падение. Удар. Я пришёл в себя ещё до него, и даже успел ощутить невесомость, но именно глухой тяжёлый звук и сопровождающая его встряска окончательно привели меня в чувства. Открыв глаза, я понял, что нахожусь внутри спасательной капсулы, которая на несколько метров ушла под воду, и, вместо того, чтобы всплыть, начинает погружаться ещё глубже. Она повреждена. Где-то справа вода сочилась мне на плечо, а мои ступни были уже почти полностью в неё погружены. Больше того, она продолжала прибывать с угрожающей скоростью.

Другие, ещё более существенные последствия удара я ощутил, когда у меня не получилось осознать себя. Я не мог ничего вспомнить, не понимал, кто я, и как здесь оказался. Но я был жив, и медицинский монитор показывал, что моё состояние в норме. Я понял, что нужно действовать, пока капсула не ушла глубоко под воду, иначе в скором времени мне не удастся выйти. Правой рукой я нащупал большой рычаг аварийного открытия. Я знал, где он, и знал, что это он. Хорошо, что хотя бы эту информацию мой мозг сохранил. Когда я потянул за ручку, ремни, удерживавшие меня, были отброшены – остался лишь кислородный аппарат, — а через секунду отошла передняя защитная панель капсулы. На меня хлынула вода. Я тут же закрыл глаза и ощутил, как капсула уходит вниз. Я был свободен. Быстро сориентировавшись, я направился вверх, там, где был виден дневной свет.

Плыть получалось очень легко, и уже несколько секунд спустя я был на поверхности воды. Вокруг царил самый настоящий хаос. Где-то сзади слышались взрывы. Я оглянулся. Вдалеке виднелась огромная скала, полыхавшая пламенем огромного пожара, от которого вверх поднимался чёрный дым. В противоположной стороне был отлогий берег. До него было около пятисот метров, и я уверенно направился туда. По пути я подумал, что скоро в моём кислородном аппарате закончится воздух, и в свете этого меня больше всего начало тревожить то, пригодна ли здешняя атмосфера для дыхания. Учитывая, что мои глаза и кожа никак на неё не реагировали, а температура снаружи была нормальной, вероятность того, что и лёгкие мои тоже воспримут её нормально, была достаточно высока.

Я выплыл на берег. Впереди метрах в ста был лес, за которым вздымался большой горный массив. Первым делом нужно было окончательно определиться с местной атмосферой. Я выдохнул, отодвинул маску от лица и, сделав короткий вдох, затаил дыхание. Никакой разницы заметно не было, значит, кислородный аппарат был мне не нужен. Сняв маску и слегка отдышавшись, я понял, что этот пляж — очень неудобная позиция с точки зрения безопасности. Я быстро устремился в сторону леса. Бегать у меня получалось отлично, даже несмотря на то, что я только что проплыл полкилометра, к тому же, вероятно, должен был испытывать некоторый стресс от нештатного входа в атмосферу планеты.

Я укрылся среди деревьев и убедился, что здесь относительно безопасно. Очевидным сейчас было только одно — я выпал с того корабля, который сейчас догорал километрах в пяти-семи от берега. Что же касалось проблем, то их было куда больше: я находился здесь совершенно один, и у меня не было ни еды, ни прочих средств, необходимых для выживания, не говоря уже об оружии. Если в ближайшее время эта ситуация не изменится, я могу не пережить и одну ночь здесь.

Медлить было нельзя. Я выглянул из своего укрытия, чтобы осмотреться. То место, куда я упал, представляло собой большую бухту, на выходе из которой была та самая скала, на которой до сих пор бушевал мощный пожар. По правую руку шёл пляж, который терялся через несколько километров — береговая линия делала поворот. По левую руку ситуация была примерно такой же, только берег был прямее и терялся из вида несколько дальше.

В целом, учитывая соответствие воздуха, я бы с радостью предположил, что нахожусь на Земле, но растения, находившиеся вокруг меня, опровергали все подобные мысли. Не то, чтобы я сразу вспомнил кучу информации по ботанике, я подсознательно осознавал несоответствие.

Я пытался связать воедино то немногое, что было мне известно. Судя по ограниченному набору средств жизнеобеспечения, я совершал посадку не в аварийной капсуле, а в криогенной. Автоматика в последний момент просто выхватила меня из общего отсека и сбросила, посчитав, что так я буду иметь хоть какие-то шансы на спасение, при том условии, что всё происходило в условиях, пригодных для жизни. Тем не менее, моё выживание казалось мне чудом.

Потом мои мысли заняло предположение о том, что у корабля должны были быть системы оповещения. Если это действительно так, то не стоит далеко уходить от места крушения. Спасательная команда может прибыть сюда в ближайшее время, и тогда у меня будет больше шансов на спасение. Ну а пока всё это оставалось лишь предположением, в которое просто хотелось верить, мне предстояло самому решать вопросы моего выживания.

НАСЛЕДИВШИЙ (Миллстоун 20)

НАСЛЕДИВШИЙ (Миллстоун 20)

Сержант Уайт был невысоким и худощавым. Армейский камуфляж, надетый на нём, был больше на несколько размеров, отчего ощущение худобы только усиливалось. Весь его вид говорил о том, что условия службы в федеральной армии оставляют желать много лучшего, но, зная обстановку в округе, Миллстоун понимал, что это не так, и скорее всего, просто сержант регулярно ходит в дальние патрули и не имеет достаточного количества времени для занятия собой.

Сейчас они сидели в небольшой беседке в расположении одной из частей, находящихся в Хейтоне. Джон спокойно курил, слушая сбивчивый рассказ сержанта.

- Как, вы говорите, он выглядел? – спросил Миллстоун.

- Да я не успел почти ничего разглядеть. Он быстро прошмыгнул мимо нас, мы и опомниться не успели.

- Ну, хотя бы примерно. Каким он вам запомнился?

- Ростом, наверное, чуть повыше меня, худой. Вроде, одет был обычно.

- Да уж, — улыбнулся Миллстоун, переглянувшись с Эгилом, — определённость полнейшая.

- В том районе очень опасно, — продолжал сержант, — там самое большое гнездо паркарр, и они там не совсем обычные.

- В чём это выражается?

- Они сильнее, и быстрее обычных. И яд очень специфический. Если после укуса обычной паркарры можно без труда оправиться, то здесь смерть гарантирована.

- Вот даже как? – удивился Миллстоун.

- Они как-то отличаются от обычных внешне? – поинтересовался Дуглас.

- Да. У них шипы, те, что на спине, отливают зеленоватым цветом.

- Но обычный выстрел между глаз помогает?

- Конечно, — кивнул Уайт, — правда, если вы попали в зону её атаки, то у вас очень мало времени.

- Разберёмся, — ответил Эгил.

- Но вернёмся к нашему беглецу, если вы не против, — продолжал Миллстоун, — вы можете показать на карте место, где вы его видели и примерное направление, в котором он направился?

- Конечно. У вас есть карта?

- Да.

Майлз вытащил из-за пазухи карту, сложенную в несколько раз и протянул Джону. Миллстоун сначала развернул её полностью, а потом аккуратно сложил, оставив сверху только то место, где были нанесены Хейтон и его окрестности.

- Вот здесь, — сержант ткнул пальцем в точку, находящуюся к северо-западу от города.

- Так, — Миллстоун аккуратно пометил нужное место карандашом, — и двинулся он…

- Вот сюда.

Уайт описал пальцем на карте небольшую дугу, которая потом перешла в прямую, уходящую на север. Миллстоун зарисовал карандашом эту траекторию и задумался.

- А вы уверены, что он пошёл именно так? Вы ведь не преследовали его. Почему вы думаете, что он направился в горы.

- Там больше некуда идти. Я показываю вам тропу, на которой расположен наш дальний пост. Если кому-то нужно пройти там, мы выделяем людей для сопровождения. Паркарры там самые неспокойные. Мы уже давно запрашиваем отряд взрывников, чтобы уничтожить все гнёзда, но на наши просьбы пока никто не откликнулся.

- Понимаю. Видимо, не хватает сил.

- Возможно. Или взрывчатки, — усмехнулся сержант.

- Но как вы думаете, зачем ему нужно было идти туда, если гораздо проще было пройти через Олд Нелли и выйти на ту же дорогу.

- Не знаю, — пожал плечами сержант, — может быть, в Олд Нелли сложнее скрыться от смотрителя, да и с водой там не так хорошо, как у нас. Ну, а может быть, ему важно было как можно быстрее дойти.

- Не думаю, что с паркаррами на пути у него бы это получилось, — ответил Дуглас.

- Я не знаю, — развёл руками Уайт, — мне сложно понять этого человека.

- Скажите, а в том направлении нет ничего интересного? Ну, там, шахты заброшенные или ещё что-то.

Сержант ненадолго задумался.

- Если шахты и есть, то они заняты паркаррами. Ну а больше я не знаю. Пока что это неосвоенный район.

- Хорошо, — кивнул Миллстоун, убирая карту. Есть ещё что-то, что нам стоит знать?

- Вы ведь не собираетесь туда отправиться? – с небольшим оттенком тревоги в голосе спросил сержант.

- Почему нет?

- Того парня скорее всего уже нет в живых. Стоит рисковать жизнью, чтобы найти обглоданный скелет? Всего один укус, и вас не спасут.

- И всё же мы рискнём, — решительно ответил Миллстоун, вставая, — если это тот, кого мы ищем, то он знал, на что шёл.

- Как знаете, — неодобрительно усмехнулся сержант.

Попрощавшись, офицеры направились обратно к машине, а Уайт ушёл в казарму – отдыхать перед новым дежурством.

- Что думаешь? – спросил Дуглас, когда они тронулись с места.

О СТРЕЛКЕ (Миллстоун 19)

О СТРЕЛКЕ (Миллстоун 19)

- Как будто ты первый раз с ним работаешь, — улыбнулась Шейла.

- Мне просто кажется, что ваша весёлая компания сделает всё, что угодно, лишь бы помешать мне подобраться к Пеллину, да и вообще разрешить это дело. Ничем, кроме пустых отвлечений я, по сути, не занимаюсь.

- Сто лет не видела, как ты злишься.

Она очень приятно улыбнулась, пододвинулась ближе к нему и взяла его руку. Джон достал сигарету, вопросительно посмотрел на собеседницу, и после её лёгкого кивка немного нервно закурил.

- Новой информации нет? – спросил он после недолгого молчания.

- Ты забываешь главное правило — о работе утром.

Шейла улыбнулась, закурила сигарету из пачки Миллстоуна и откинулась на спинку дивана. Они по обыкновению пока ещё сидели отдельно от всех. На этот раз Джон понял, что соскучился, да и Шейла, судя по всему тоже. Хотя, он знал, что это чувство обманчиво.

- Значит, новости всё-таки есть.

- Даже небольшой сюрприз.

- Какой это? – недоверчиво нахмурив брови, спросил Миллстоун.

- Рассказывать нельзя, так будет неинтересно.

- Мне уже страшно, Лейн. Ты ведь знаешь, что я не люблю сюрпризы.

- А я не люблю, когда меня называют по фамилии, — улыбнувшись, сказала она, — но тебя это не останавливает.

Она выпустила небольшое облачко дыма, после чего снова повисло молчание. Она загадочно смотрела на него, отчего Джону становилось немного не по себе. Вскоре им принесли их ужин и вино. Приступив к трапезе, они заговорились, и обстановка немного разрядилась. После окончания ужина Миллстоун закурил, сделал глубокую затяжку, но не выпускал дым из лёгких, глядя в сторону входа в зал. Шейла, видевшая замешательство своего спутника, делала вид, что ничего не происходит.

Не прошло и минуты, как рядом с их столом стоял высокий мужчина, примерно ровесник Миллстоуна. На нём был идеально подогнанный костюм, а в руках он держал чёрную шляпу. Он нависал над Джоном, с укоризной глядя ему в глаза.

- Вот уж чего не ожидал, — наконец выдавил из себя детектив, — это и был сюрприз?

Шейла лишь улыбнулась и коротко кивнула.

- Ну, присаживайся, мой добрый друг, — сказал, наконец, Джон.

Гость сел напротив него и аккуратно положил шляпу на стол.

- Как всегда многословен, — заметил Миллстоун, стряхивая пепел с сигареты, — могу я узнать, чем обязан?

- Мы снова будем работать вместе, — сказал мужчина.

- Великолепно. А чего такой смурной? Радоваться надо.

- Ты мог хотя бы объяснить перед исчезновением.

- Ещё один, — недовольно выдохнул Джон, — я, кстати, уже ощущаю заговор. Дай угадаю, ты здесь по распоряжению Ричардса?

- Да.

- Старичок решил, что Шейла одна не справится с ролью няньки, и прислал старину Дугласа.

- Это я предложила. Думала, ты будешь рад, — потупила взгляд девушка.

- Я рад, в отличие от моего старого друга.

- Я бы сюда не явился, если бы не хотел. Мне никто не приказывал.

- Хорошо. Тогда я рад, что мы снова в деле. И начнём мы с того, что ты расскажешь мне, какие указания получил от Ричардса.

- Следить за тобой, чтобы ты не забрался туда, откуда не выберешься.

- И, дай угадаю, он говорил о Пеллине.

- Нет, — спокойно покачал головой Дуглас, — конкретных указаний не было.

- А я уже хотел разразиться словами о том, что я бы и забыл о Пеллине, если бы не ваши напоминания, — рассмеялся Джон.

- Ты бы был не ты, если бы забыл, — сказала Шейла.

- Ладно, теперь, когда старина Дуглас в деле, мы продвинемся в этом деле.

- Ты мог сразу позвать меня.

- Не позвал. Извини.

Дуглас сделал недовольное лицо и вскинул руку, подозвав официантку. К нему тут же подошла молодая девушка, и он начал делать заказ.

- Я же извинился, — сказал Миллстоун Шейле.

Девушка просто пожала плечами.

- Какой у нас план? — спросил Дуглас, когда официантка ушла.

- Отдыхать. Завтра днём можно будет выдвинуться в Пеллин, поглазеть. Твоя крошка с тобой?

- Да.

- Джон! – недовольно вставила Шейла.

- Что? – с наигранным непониманием спросил Миллстоун.

- По-моему, по поводу Пеллина мы договорились.

- Ну, это было до того, как со мной в команде стал работать лучший стрелок нашей конторы.

- Без разницы! – обиженно сказала она.

Лицо девушки в корне изменилось. На нём выразилось недовольство и даже некоторая злость. Она как будто говорила, что даже если Миллстоун шутит, то тема выбрана весьма неудачно.

БОГ ШАХТЫ (Миллстоун 18)

БОГ ШАХТЫ (Миллстоун 18)

Миллстоун закончил с бритьём, ополоснул лицо водой и промокнул полотенцем. Уже пару дней в работе было устойчивое затишье, отчего во всех его действиях появилась небольшая размеренность и леность. Спешить было некуда, и до выходных никаких изменений не предвиделось. Очередной визит в Джейквиль внесёт хоть какое-то разнообразие в замедлившуюся жизнь, а потом можно будет наведаться в Хейтон – там как раз уляжется пыль, поднятая работниками технологического бюро. Хотя, признаться, Миллстоун приходил к мысли, что след сбежавшего агента потерян.

Одевшись и перебросившись парой фраз с Ником, Джон направился завтракать в Золотую Шахту. Быстро разделавшись с яичницей, детектив пододвинул ближе чашку кофе и закурил. Он уже обдумывал напроситься в патруль, когда дверь заведения открылась. Миллстоун не обернулся, но подметил крайне удивлённый взгляд Холли, направленный в сторону входа.

Через несколько секунд к нему подсел мужчина, одетый в аккуратный чёрный костюм. Он снял шляпу и положил её на стойку рядом с собой.

- Можно кофе? – вежливо обратился он к Холли.

- Одну минуту, — ответила девушка.

На вид ему было около сорока лет, черты его лица были сухими и строгими, как и вся его манера держаться. Он носил густые усы, которые были аккуратно подстрижены. Миллстоун почему-то знал, что этот человек пришёл к нему, и ждал, что он заведёт разговор в ближайшие минуты.

- Это вы Миллстоун, тот знаменитый детектив из Смоллкрика? — сказал, наконец, незнакомец.

- Именно так, — кивнул Джон, повернувшись к собеседнику.

- Мне вас порекомендовал мой старый друг – мистер Уэлс. И просил передать большую благодарность за разрешённое дело.

- Я надеюсь, что у него всё в порядке.

- Как вы понимаете, он о своих делах не информирует посторонних, поэтому ничего вам сказать не могу, — улыбнулся усач, делая первый глоток кофе.

- А с чем пришли вы?

- Я предпочту обсудить несколько позже, — сказал он, мимолётно взглянув на Холли, — а пока не мешало бы представиться. Я Роберт Гриффин. Это имя о чём-нибудь вам говорит?

- А должно?

- Возможно. Мы с вами работаем на одной территории, только я представляю несколько другую службу.

Холли зачем-то ушла на кухню, и новый знакомый Миллстоуна начал говорить увереннее.

- Случайно не технологическое бюро?

- Именно его. А вы проницательны, — улыбнулся Гриффин.

- Мне подсказала ваша осторожность. Только ваши так тихо говорят о своей принадлежности, как будто являются представителями службы безопасности федерального совета. Но поскольку последних здесь быть не может, мой вывод вполне очевиден.

- Вы, как и другие, немного скептически к нам относитесь, но это можно понять.

- Я вот всё гадаю, что же за нужда привела вас ко мне? Обычно вы вызываете своих рангом повыше.

- Да, я думаю, вы будете удовлетворены, узнав, что мы не всё можем сами, — улыбнулся Усач.

- Ну, учитывая, что вы при первой же возможности перехватываете важные открытия, я даже и подумать не мог, что вы на что-то не способны.

- Поверьте, Миллстоун, мы такие же люди, как и все остальные. Ну а что до технологий, то вы могли бы нас понять. Многие из них достаются нам с большим трудом, и мы вынуждены цепляться за каждую возможность. Да, расталкивая остальных, потому что порой даже одно неосторожное касание может всё испортить.

- Понимаю, — легко улыбнулся Миллстоун, оставляя на стойке деньги за завтрак.

Гриффин тоже расплатился и вышел вслед за ним. Перед Золотой Шахтой стоял пикап – старый, но выглядящий ещё неплохим. Признаться, Миллстоун ожидал, что шишка из технологического бюро должна быть на транспортном средстве более высокого класса.

- Вам в вашей конторе урезали финансирование? – ехидно поинтересовался Джон.

- Вы ждали, что я заявлюсь на машине, на которой езжу на доклады в Флаенгтон? – улыбнулся Гриффин, — я, конечно, не Уэлс, но и не представитель самой захудалой службы. Просто, так удобнее.

- Предположу, что вы нашли что-то в горах, — сказал Джон, доставая сигареты, — следы угля на шинах говорят о том, что это неподалёку отсюда. Я слышал, что где-то к разработке готовится шахта.

- Верно, — кивнул усач.

- Так что вас привело ко мне?

- Давайте для начала сядем в машину.

- Секретность, — улыбнулся Джон, направляясь к пассажирской двери кабины.

- Когда я расскажу вам всё, это уже не будет вас удивлять.

Гриффин сел за руль и выехал из Смоллкрика, свернув по грунтовке в сторону карьера, он остановился на обочине и закурил.

ПОТЕРЯННЫЙ (Миллстоун 17)

ПОТЕРЯННЫЙ (Миллстоун 17)

Ещё на парковке перед участком Джон заподозрил что-то неладное. Рядом с пикапом Шермана стоял чёрный седан приличного качества – такие в Смоллкрике, если не считать Спайер, появлялись нечасто. К тому же машина была не пуста – за рулём сидел человек, которого, судя по виду, нельзя было назвать хозяином этого автомобиля. Миллстоун заключил, что это всего лишь наёмный водитель, а сам владелец находится внутри. Задержавшись перед входной дверью, чтобы докурить сигарету, детектив бросил ещё несколько взглядов на транспортное средство. Регистрационные знаки были федеральными, и на них присутствовал небольшой значок в виде пятиугольника, говоривший о принадлежности к государственным службам.

У человека, сидевшего в кабинете Шермана, был очень встревоженный вид. Мешки под глазами говорили о том, что этой ночью он не сомкнул глаз, да и предыдущие не были для него очень спокойными. На вид ему было лет тридцать пять, если не считать того, что из-за каких-то потрясений, пока неизвестных Миллстоуну, он выглядел значительно хуже. В кабинете было много дыма – гость практически непрерывно курил, но раз Шерман это ему позволял, то, надо полагать, статус незнакомца был высок.

- О, добрый день! – радостно воскликнул гость, едва Джон перешагнул порог, — вы, должно быть Миллстоун.

- Он самый, — немного удивлённо ответил детектив, проходя и пожимая протянутую руку.

- Уэлс, Александр Уэлс, — представился незнакомец.

- Очень приятно, — учтиво кивнул Миллстоун, — чем обязан такому вниманию, мистер Уэлс?

- Присаживайтесь. И, я хотел бы поговорить наедине.

Гость посмотрел на Шермана.

- Тогда пройдёмте ко мне в кабинет, — взял ситуацию в свои руки Миллстоун, — не будем мешать господину Шерману.

- Да, пожалуй, так будет удобнее, — сказал Уэлс, вставая.

Джон заметил, что его непосредственный руководитель обрадовался такому повороту. Видимо, ему не совсем нравилась компания этого человека, но отказать он не мог, а теперь его избавили от необходимости оказывать тёплый приём.

- И так, мистер Уэлс, чем обязан? – спросил Джон гостя, когда они расположились в кабинете.

- Сначала мне хочется оговориться, что всё, что я вам скажу – строжайшая внутренняя тайна, и даже малейшая огласка недопустима. Даже вашего начальника я вынужден держать в неведении, хоть и не очень люблю просить об услуге, не раскрывая подробностей. Но это вынужденная мера.

- Я понимаю вас, — кивнул Миллстоун, закуривая, — на меня вы можете положиться – я сохраню всё в тайне, так что вы по адресу.

- Я знаю. Мистер Ричардс порекомендовал мне вас. Как хорошо, что специалист такого уровня оказался поблизости, ведь я не могу вызвать помощь из Флаенгтона, да и вообще откуда-нибудь.

- Дело и вправду серьёзное, — кивнул Миллстоун и почувствовал, как внутри пробуждается азарт.

- Если честно, у меня все дела серьёзные, — сказал Уэлс, вытягивая длинную сигарету из добротной чёрной пачки, — но по сравнению с этим меркнут даже они.

- Тем интереснее мне узнать подробности.

Гость зажёг сигарету, сделал глубокую затяжку и только после этого продолжил.

- Вы ведь слышали про объект сто девяносто один? – он выжидающе посмотрел на Миллстоуна.

- Нет, — немного подумав, ответил детектив.

- А ведь он здесь неподалёку, — улыбнулся Уэлс.

- А, вы, должно быть, имеете в виду ту странную штуковину, над которой бьются учёные?

- Совершенно верно.

- Ну, я просто не знал, что она объект сто девяносто один, а так да, я слышал.

- Про неё была даже статья в газете, и уже там её называли так. Вы, наверное, просто запамятовали.

- Возможно. Такое случается.

- Ну, так вот. Ваш покорный слуга – руководитель той самой научной миссии.

- Вы не очень похожи на учёного, — улыбнулся Джон.

- Нет, конечно же. Я что-то вроде главного администратора – координирую действия. Для научных работ у нас есть научный руководитель, для технических – технический, и так далее.

- А ваша миссия несколько крупнее, чем я представлял.

- О, вы даже не представляете масштабы. Они, как, впрочем, и везде, отражают ценность артефакта, который мы нашли.

- И что же это?

- К сожалению, мы многого ещё не знаем, и даже то, что уже известно, я не могу вам рассказать, если это не будет касаться нашего с вами дела. Извините.

- Ничего страшного. Я надеюсь, что всё, что будет касаться, вы мне изложите.

- Разумеется. Ну так вот. Определённого успеха наша научная миссия уже достигла. Среди прочего мы собрали несколько образцов материалов прошлого. Поверьте, это не так просто, как может показаться на первый взгляд. Наши предки были хорошими специалистами по части прочности и стойкости. Но у нас был и ещё один образец, самый, пожалуй, ценный. Мы уже готовились к тому, чтобы отправить его в Флаенгтон, и это должно было состояться следующей ночью, но сегодня утром он исчез.

ХИТТЕР

ХИТТЕР

Глава первая

Огни доминиона

Первая половина июня. То время, когда последние экзамены отделяют выпускников школ не от очередных каникул, а ещё и от новой, как это принято говорить у взрослых, настоящей жизни. И хотя большинство бывших учеников продолжит дальнейшее обучение на новой ступени, будут и те, кто не сделает этого, и сразу перейдёт к трудовой деятельности.  В школах в это время царит тишина с оттенком нешуточного напряжения. Возможно, что когда-то нынешние выпускники сочтут его глупым, но только не сейчас.

Как будто поддаваясь тишине, царящей в рекреации третьего этажа одной из школ, за окнами тоже всё замерло. Возле одного из них, опершись руками на подоконник, стоит красивая молодая девушка шестнадцати лет. Она одета в строгий костюм, у неё красивые длинные прямые волосы жгуче-чёрного цвета. Для неё последний экзамен уже остался позади, но она, тем не менее, остаётся здесь и пребывает в некотором напряжении.

Наконец дверь одного из кабинетов открывается и из неё выходит юноша. Он среднего роста, спортивно сложен, симпатичный, черноглазый. Ему тоже шестнадцать лет. Выйдя, он облегчённо вздохнул и положил ручку во внутренний карман пиджака.

- Ну как? – девушка быстро отошла от подоконника и устремилась к нему.

В ответ он лишь показал ей пять пальцев и широко улыбнулся.

- Ура! – она крепко обняла его.

- Чуть было реакцию не испортил, — сказал он, — оказывается, нагревать нужно было дольше, чем я думал.

- Не испортил же, — она поцеловала его в губы, тем самым намекнув, что дальнейший рассказ подробностей не требуется.

- Как там мой комп? Никто не звонил?

- Нет, — девушка достала из бокового кармана пиджака небольшой личный компьютер и протянула своему другу.

- Надо всех обрадовать, — он тут же стал манипулировать элементами интерфейса.

Юношу зовут Виталий. Виталий Зарубин. Первую часть школы он закончил почти на отлично. Только почти лишь потому, что его успехи определялись по большей частью личным интересом. Его «отлично» в любимых предметах вроде химии и физики были разбавлены оценками «хорошо» по таким предметам, как социология, политология и литература. Все говорили Виталию, что ему недостаёт старания, но он не обращал на это особого внимания. Он уже тогда считал, что конкретные знания и умения куда важнее оценок за них получаемых. К тому же, требования в этой школе, находящейся пусть и на Земле, но на окраине обычного провинциального городка, были не самыми высокими. Однако, электронный аттестат выдавался стандартный, и принимался в любом уголке нарождающейся империи.

Девушку, которая сейчас идёт рядом с ним, зовут Оля. Они учатся в одном классе. Они вместе с самого детства. Одна группа детского сада и один класс школы очень сблизили их, завязалась крепкая дружба, которая однажды незаметно переросла в отношения. Сейчас они беззаботно прогуливались, временами обсуждая своё будущее. Недалёкая его часть уже определена – третья ступень школы. Но именно от них будет зависеть их дальнейшая жизнь, о которой пока можно не думать – впереди ведь ещё два относительно беззаботных года.

Виталий проводил Олю до самого подъезда, а после сам отправился домой. Сегодня будет особенный вечер, в радостном предвкушении которого он сейчас находился. С поступлением на третью ступень проблем не будет, а впереди лето – отличная возможность отдохнуть.

Дома Виталий неожиданно наткнулся на своего отца. Игорь Иванович был солидным мужчиной сорока пяти лет с лёгкой проседью в волосах. Обычно в это время он находился на работе, но сейчас он сидел в большой комнате перед расположенным на журнальном столике переносным компьютером. Учитывая, что отец был человеком педантичным и обязательным, Виталий слегка озаботился тем, что он немного изменил свой план. Для этого должна была быть веская причина.

- А вот и ты, — Игорь Иванович поприветствовал сына, не отрывая глаз от монитора, — как сдал химию?

- На пять.

- Вот молодец. Поздравляю.

- Спасибо. Я отсылал тебе сообщение на рабочий профиль.

- Я не получил. Он неактивен.

- Я уже понял. А почему ты не на работе?

- Очень срочное дело. К тому же, у тебя выпускной.

- Что за дело? — Виталий подошёл ближе к отцу и осторожно заглянул в монитор.

- Меня переводят. Это очень срочно. У нас очень мало времени.

- Куда переводят? – ещё не понимая суть произошедшего, ошарашено спросил Виталий.

- На Лайтаер. Мы переезжаем.

- Что?! Куда?

- Лайтаер, — повторил Игорь Иванович, — я что, непонятно сказал? Или у тебя по астрографии оценка неправильная стоит?

- Я знаю, что такое Лайтаер, — обиженно ответил Виталий, — но зачем?!

ЧУЖОЕ ТЕПЛО (Миллстоун 16)

ЧУЖОЕ ТЕПЛО (Миллстоун 16)

- Это всё очень интересно, — дослушав, Ричардс откинулся на спинку кресла, — но ты ведь пришёл не за тем, чтобы мне это просто рассказать?

- Да. Ты прав. Мне нужна машина, чтобы продолжить поиски. На Спайере не везде можно проехать.

- Ты в каких дебрях собрался его искать?

- Пока ещё не решил, но хочу покататься по окрестностям Элстоуна, может быть, что-то и всплывёт. Не мог же он совсем оставаться вне поселений.

- Ну, если всё, что ты мне сказал о нём – правда, то он мог бы.

- Стоп, так ты ещё и не веришь?

- У тебя, как всегда, всё зыбко. У нас числится несколько пропавших, и, если учесть, что точного описания у тебя нет, это может быть как один из них, так и совсем посторонний человек. Так что слепо верить на данном этапе – дорогое удовольствие.

- Хорошо. И на что я, в самом деле, надеялся, — усмехнулся Миллстоун, — но машину-то выделишь из запасов своих военных друзей?

- Тебе нужен армейский внедорожник, что ли? – поднял брови Ричардс.

- Именно, — кивнул Джон, — и желательно уже сегодня.

- Да, мистер Миллстоун, — запросы у вас, конечно, как всегда, легко выполнимы.

- Ничего сложного в этом не вижу.

- Ладно. Тогда услуга за услугу.

- Вот, значит, как? А говорил, что больше работы для меня нет.

- Работа есть всегда, вопрос в том, стоит ли её тебе доверять. Ты же не можешь всё делать тихо и спокойно.

- Давай, если это дело пройдёт тихо и гладко, то ты дашь мне ещё что-то. Уж больно хочу проникнуть в ваши тайны.

- Я подумаю, — Ричардс взял сигарету, чиркнул спичкой и зажёг её.

- Ну же, излагайте, сэр, — с нетерпением сказал Миллстоун, тоже закуривая.

- Недавно ко мне попала одна из древних схем. На территории, которую сейчас занимает один городок, на ней обозначен некий объект энергетического характера. Нам нужно отыскать его.

- Что именно за объект, неизвестно?

- Генератор.

- Столько времени прошло? Где гарантия, что он всё ещё функционирует?

- Гарантия есть. Мы уже обнаруживали такие, и они в рабочем состоянии.

- Ничего себе, — восхищённо покачал головой Миллстоун.

- Берёшься?

- А что, ваши спецы не справятся с этим?

- Мы не можем поставить там всё с ног на уши и найти. Это люди, как-никак. Да и внимание привлекать не хочется. Нужен более тонкий специалист, и так вышло, что ты мне подвернулся первым.

- Просто признай, что лучше меня никто не справится, — шутливо сказал Джон.

- Если тебе от этого будет проще работать, то можешь думать и так.

- Ладно. Что за городок?

- Хейтон. На северо-запад от Джейквиля. Я, конечно, понимаю, что тебе больше по душе другие направления, но на этот раз нужно туда.

- Ты, кстати, зачем моего аналитика запугал?

- Потому что мне кажется, что только она имеет на тебя влияние. Хоть это и обидно, но я должен это признать.

- Она теперь меня туда не допустит.

- Оно и лучше Джонни. Ты ведь видел материалы?

- Да уж. Пострашнее там не было?

- Нет. Я специально выбрал самые-самые, — улыбнулся Ричардс.

- Ладно, посмотрим. Так что насчёт машины? Тогда я уже по пути в этот Хейтон смогу начать свои поиски.

- Будет тебе машина. Идём.

Они вышли на улицу, и Ричардс недоверчиво огляделся по сторонам, особенно остановившись на машине Пиффа.

- Это же та самая колымага. Она же вроде как не на ходу была.

- Теперь на ходу.

- Да, неплохо, Джонни.

- Если бы я ещё турбоцикл себе пробил бы таким же методом, было бы ещё лучше.

- Разберёмся, дай этому делу улечься.

- Ладно.

- В общем, посиди с напарниками в машине, а я пойду удовлетворять твою просьбу.

- Есть подождать, — улыбнулся Миллстоун.

- Если бы ты так и все остальные просьбы выполнял, цены бы тебе не было.

- Да. Как не было бы много чего ещё.

- Что есть, то есть.

Миллстоун уселся в машину, а Ричардс ушёл в направлении военного гарнизона.

- Как прошло? – поинтересовался Майлз.

- Пока никак, ждём, — ответил Миллстоун.

- А если не дадут?

- Дадут. Я на интересное дельце подрядился ради этой штуки.

- Какое?

- Про Хейтон что-нибудь слышали?

- Ну, так, не особенно, — ответил Майлз.

- Вот, заодно и пополним свои знания о нём.

ПУГАЛО (Миллстоун 15)

ПУГАЛО (Миллстоун 15)

По голубому небу неспешно проплывали редкие облака. Изредка пространство в поле зрения могла перечеркнуть птица, но в остальном вокруг царила полнейшая безмятежность. Миллстоун, облачённый в свой пыльник, лежал в могиле, из которой посчастливилось выбраться человеку, которого он хотел найти. Джон думал, что если он поставит себя на место беглеца, ему будет легче соображать, но пока ни одной существенной мысли не было.

Закурив очередную сигарету, он ловким движением выбрался наружу, где в сторонке его ждали Майк и Пифф. Он сел рядом с ними и направил свой взгляд на небольшую дорогу, проходившую внизу, и как-то обречённо вздохнул.

- Ну как? – спросил Майлз.

- Ничего нового. Раз, кроме как туда, здесь двигаться некуда, значит, будем искать в том направлении.

- Да и там особо ничего не накопаешь.

- Нужно накопать. У нас другого выхода нет.

Докурив, Миллстоун встал и вместе со своими напарниками спустился вниз по крутому склону. Дорога, извивавшаяся между холмов, дальше делала крутой поворот и терялась за ним. Джон внимательно оглядывался по сторонам – ему были очень нужны зацепки. Сейчас любой предмет, который удастся привязать к этому делу, может решить всё.

- А давно карьер не используется? – спросил он своих напарников.

- Сколько себя помню, — ответил Майлз, — там вообще никогда ничего не было.

- Значит, с древних времён.

- Скорее всего.

- Не помню, чтобы кто-то из стариков даже говорил, что в карьере что-то копали, — добавил Пифф.

- Тем интереснее для нас он становится, — улыбнулся Джон.

Дорога привела их на небольшую возвышенность, откуда весь карьер был как  на ладони. Почти не осталось признаков, по которым его можно было бы идентифицировать. Он больше походил за небольшое высохшее озеро, окружённое холмами явно искусственного происхождения, если бы не остов гигантской машины, торчащей посреди.

Сложно было конкретно сказать, к какому именно классу техники она относилась, поскольку низ конструкции за годы ушёл в землю, из которой торчало только несколько массивных стрел. Если для разработки этого карьера требовалась техника подобного класса, то несложно было понять, почему сейчас здесь пусто.

- А вы говорили, что ничего нет, — с небольшой укоризной сказал Миллстоун, доставая бинокль.

- Да эта железяка тут торчит давно, только толку от неё никакого, — ответил Майлз.

- Лично я думаю, что она стоит того, чтобы её выкопать. Пока ещё, видимо, не добрались.

И хотя необычный механический зверь вряд ли имел отношение к текущему делу, Миллстоун в первую очередь стал осматривать его, в очередной раз восхищаясь могуществом предков. И хотя с этим экскаватором, без сомнения, тоже уже поработали, как и с тем грузовиком, он представлял интерес для технологического бюро. Среди стрел была видна небольшая часть корпуса – возможно, одной из кабин, но рассчитывать на то, что там что-то ещё сохранилось, было глупо.

- Что же, ладно, к этой махине мы ещё вернёмся, а пока посмотрим другие выходы отсюда.

- Вон там окружная дорога до Смоллкрика, — указал вперёд Майлз.

Джон перевёл бинокль в соответствующем направлении и увидел то, о чём говорил его напарник. Несмотря на то, что дорогой почти не пользовались, очевидно, с тех же самых пор, что и экскаватором, можно было заметить, что она заметно шире и предназначалась для огромных грузовиков, увозивших поднятую породу. Сейчас этим путём пользовались, наверное, такие же, как Миллстоун – случайные посетители этого памятника древности.

- Хорошо. Меня интересуют другие пути, которые ведут в другие посёлки.

- Ближайший посёлок километрах в десяти, и до него тоже можно добраться только по этой дороге, а чтобы туда попасть, нужно пересечь шоссе.

- Хорошо. Ближе точно ничего нет?

- Совсем, — отрицательно покачал головой Майлз.

- Мы знаем, что в Смоллкрике точно никто странный не объявлялся в тот период, значит, нашу цель нужно искать там. Логично?

- Логично.

Переодевшись, и сев на машину, Миллстоун и его напарники направились в сторону шоссе.

- Вот эта дорога из карьера? – спросил он, когда они проезжали небольшое ответвление.

- Да, — кивнул Майлз, — там как раз есть развилка, от которой можно напрямую попасть к шоссе.

- Хорошо.

Миллстоун резко вывернул руль и, подняв большое облако пыли, круто вошёл в поворот. Примерно через пять минут пути они были на той самой развилке, где он и свернул в сторону шоссе.

- А я видел этот выезд, но не придал ему значения, — сказал Джон, когда они, спустя десять минут, вырулили на широкую асфальтовую дорогу.

ВНУТРЕННИЕ ТАЙНЫ (Миллстоун 14)

ВНУТРЕННИЕ ТАЙНЫ (Миллстоун 14)

- Ну, пробуй, — с улыбкой сказал Сперри.

Пифф повернул ключ, и машина легко и уверенно завелась. Мотор работал ровно и без сбоев, а лицо Саймона расцвело улыбкой.

- Стартёр заменил? – спросил он механика.

- Нет. Просто перетряхнул. Заменить пришлось только аккумулятор, ну и по мелочи.

- Смотрю, даже ручник мне приделал.

- Да. Не совсем родной, но работает. Я проверял.

- Спасибо. Сколько с меня?

- Не бойся, разберёмся. Весь вечер ещё впереди.

- Сегодня будем повторять программу прошлого раза? – поинтересовался Миллстоун.

- Есть возражения? Можем махнуть в другое место.

- Да нет. Всё наоборот, отлично, — улыбнулся Джон, закуривая.

На этот раз они прибыли в Джейквиль вечером, поэтому, продемонстрировав Пиффу работоспособность его автомобиля, Сперри начал собираться. Через десять минут он радостно забрался на заднее сиденье машины Миллстоуна и они выдвинулись в направлении Двух Тонн.

- Как прошла неделька, господа офицеры? – праздно поинтересовался механик.

- В путешествиях, — ответил Майлз.

- Бывали на диких территориях?

- И на них тоже.

- И как там?

- По-разному, — улыбнулся Миллстоун.

- Джонни, а твоя знакомая сегодня будет? – спросил Сперри.

- Не знаю. А что?

- Прикидываю, рассчитывать на тебя или нет по части соблазнения слабого пола.

- Думаю, нет, — ответил детектив, — но, если что, программу действий можно будет легко изменить.

- Ладно.

Миллстоун ждал сегодняшнего вечера. Он хотел увидеть Шейлу, но не признавался себе в том, что соскучился и боится, что она не придёт. Он твёрдо усвоил для себя, что чем меньше подобных мыслей держать в голове, тем лучше в конечном итоге всё выходит на деле. Вот и на этот раз закон подтвердился. Когда они вошли в Две Тонны и расположились за одним из столиков, он, по обыкновению, закурил. Но не успели несколько клубов дыма, выпущенных им, развеяться, как он увидел её напротив. Наверное, она смотрела на него с того момента, как он зашёл в зал, потому что в этом взгляде чувствовалась нотка укоризны за то, что он не увидел её сразу. Но больше в нём было всё же радости от того, что Джон появился. В плане правдивости глаза могли сказать куда больше, чем сама Шейла.

Докурив сигарету, Миллстоун встал и пересел за её стол, лишь коротко кивнув и приятно улыбнувшись в знак приветствия. Почти сразу подошла та самая официантка, и, бросив короткий взгляд на Джона, что-то сказала Шейле на ухо. Та отреагировала немного недовольным взглядом, после чего девушка ушла.

- Всё в порядке? – спросил Миллстоун.

- Да. Как твои дела?

- Отлично.

- И в самом деле. Разве когда-то бывало по-другому?

Шейла приятно улыбнулась, и Миллстоун ощутил, как она, проведя пальцем своей ноги по его голени, положила ступню ему на колени.

- А у тебя сегодня игривое настроение. С чего бы вдруг? – с наигранной подозрительностью посмотрев на собеседницу, сказал Джон.

- Просто так. Я разве не могу быть рада от того, что вижу тебя?

- Дай-ка подумать, — Миллстоун запустил руку под стол и положил её на ногу Шейлы, — нет. Боюсь, этого не достаточно.

- Может быть, даже и так.

- Тебе удалось найти что-то по моему делу?

- И это тоже может быть. Но ты ведь помнишь один из наших принципов – никакой работы до утра.

- Я помню. Но кое-что мы с тобой всё же обсудим.

В этот момент к их столику подошла официантка и принесла меню. Миллстоун ненадолго замолчал и дождался, пока она уйдёт.

- Я себя прямо ощущаю чьим-то конкурентом, — сказал он, открывая книжку.

- Так о чём ты хотел поговорить? — с заинтересованностью спросила Шейла.

- У тебя есть кто-то, кто может без особых разговоров проанализировать мне одну вещь?

- Какую?

- Вот эту.

Миллстоун достал из кармана патрон и незаметно отдал его Шейле. Она посмотрела на него, а потом подняла глаза на Джона.

- И что ты хочешь узнать?

- Что у него внутри.

- А ты не можешь его просто вскрыть?

- Не хотелось бы, — Миллстоун пододвинул пепельницу и положил на стол пачку с сигаретами, — это очень интересный трофей.

- Не сомневаюсь, — Шейла поставила локоть на стол и положила на ладонь голову.

- Можно закурить?

- Конечно, — улыбнулась девушка.

- Ну так что? Это можно устроить? – спросил Миллстоун, выпустив первый густой клуб дыма.

- Да. Тебе нужно очень срочно?

ТУРБО, часть вторая (Миллстоун 13)

ТУРБО, часть вторая (Миллстоун 13)

- А потом Хедди сказал, что либо я сам починю эту чёртову развалюху, либо могу катиться из отряда, — с детской обидой сказал Баки.

- Странное решение, — задумчиво сказал Миллстоун, — и, надо сказать, не самое лучшее в данной ситуации.

- Я ему с самого начала не нравился, вот он и решил надо мной поиздеваться.

Весь предыдущий вечер прошёл за изучением турбоцикла и осторожными полётами на нём, допрос же задержанного был назначен на утро, и проходил по плану. После планёрки, когда большая часть полицейских направилась выполнять свои обязанности, Миллстоун, его напарники и начальник приступили к дальнейшей работе над делом о грабежах караванов.

Поняв, что он попал в руки полиции, задержанный как будто стал спокойнее, и не отказывался от сотрудничества. Правда, как выяснилось, знает он немного, но в любом случае, это был ценный свидетель.

- А как вы определяли, когда и кого грабить? – спросил Шерман.

- Всё говорил Хедди.

- Он решал это сам или ему тоже кто-то приказывал? – спросил Миллстоун.

- Я не знаю, но его часто не бывало в лагере.

- А где ваш лагерь, кстати?

- Ну, если смотреть от того места, где вы меня поймали, то нужно проехать немного дальше, там будет горка, где удобно взлететь вверх, и потом налево.

- То есть, на восток? – уточнил Миллстоун.

- Да, наверное, на восток, — немного подумав, сказал Баки.

- А далеко? – спросил Шерман.

- Не знаю. На турбе минут двадцать, — пожав плечами и как-то по-детски улыбнувшись, ответил задержанный.

- Понятно. Могу предположить, что гоняете вы быстро.

- Да.

- Баки, а у вас в лагере не появлялись какие-то чужие люди? – спросил Джон.

- Я там недавно, так что много рассказать не могу, но как-то был случай.

- Рассказывай, — закуривая, сказал Миллстоун.

- Ну, после моего первого дела мы устроили пьянку, хотя, наверное, они и раньше их всегда устраивали. Но в этот раз у тех парней было много выпивки, и мы оторвались по полной. А Хедди, если начал, будет не просыхать, пока всё не кончится, и в тот раз это длилось больше недели. И однажды ночью к нам заявился какой-то злой мужик. Хедди спал в своей хижине, а мы сидели у костра, он начал на нас кричать, пока мы не сказали, что главного тут нет. Он пошёл в хижину к Хедди, и стал кричать на него.

- Что именно, ты не слышал?

- Точно не помню, я уже поддатый был, но я понял, что Хедди должен был куда-то прийти зачем-то и не пришёл, и они из-за этого кого-то проворонили.

- Вот это уже интересно, — Джон переглянулся с начальником.

- А как выглядел тот человек? – спросил Шерман.

- Ну, может, чуть повыше меня с большой бородой, да и вообще заросший, но усы сбриты. Глаза такие злые, я даже подумал, что он сейчас прирежет Хедди, но нет.

- А во что он был одет? В простую одежду? – спросил Джон.

- Нет, совсем нет. На нём была такая, тёмно-зелёная одежда, такими штуками, — Баки похлопал себя по плечу, пытаясь изобразить элементы защиты.

- Понятно, щитки, — кивнул Миллстоун, — а какие-нибудь знаки различия?

- Какой-то красный значок вот здесь, — юноша указал на левое плечо, — но точно я не разглядел.

- Ну, одно это уже неплохо, — сказал Шерман.

- А он был вооружён? – спросил Джон.

- Да, — оживился Баки, — у него была странная пушка.

- Странная? – поднял брови Миллстоун, — в чём это выражалось?

- Ну, она светилась жёлтым.

- Одна лампочка?

- Нет. Несколько, таких, длинных.

- Очень большая?

- Очень. Наверное, я бы не удержал такую в одной руке.

- Ну, это ты себя принижаешь, — улыбнулся Джон, — она легче, чем может показаться. А ещё что-нибудь интересное можешь о нём сказать?

- Ну, я не знаю, как Хедди, но я бы с таким человеком не хотел бы сталкиваться, — пожал плечами юноша.

- А кстати, как он до вас добрался?

- Вот этого я не знаю. Может, на машине, но он оставил её около лагеря. К нам он вышел пешком.

- Ну ладно, это не страшно. В целом понятно, — сказал Миллстоун, посмотрев на Шермана.

- Его в Джейквиль? – спросил начальник.

- Нет. Пусть пока побудет у нас. А мы подумаем, как подобраться поближе к бородатому мужику.