ОДИНОЧНАЯ КАМПАНИЯ

ОДИНОЧНАЯ КАМПАНИЯ
ОДИНОЧНАЯ КАМПАНИЯ

- То есть?

- Они бы сейчас начали палить изо всех стволов, не смогли бы его сразу убить, и возможно он даже ранил кого-то из них.

- Что есть, то есть, — улыбнулся я, — кстати, этот зверь чем-то похож на волка.

- Мы и называем его так, но это не совсем волк.

- Да, слишком большой.

- Здесь все животные крупные, но их немного.

- Почему так?

- На острове своя особая экосистема, — немного помедлив, ответила она.

Это скорее звучало как отговорка, но я не стал досаждать ей расспросами.

Мы снова незаметно перешли на самую обычную болтовню. Много раз я натыкался на то, что упоминания о чём-то мне знакомы, но не мог найти конкретную информацию в голове, и разговор снова затихал.

- А тебе уже точно никак не вернуться в гарнизон? – спросил я её уже вечером, когда начинало темнеть.

- Нет. Туда уже успели передать, что я всех предала. Хотя, я никого не предавала. Нам нечего делить с гентеями. Мы все одного вида. Но не все поймут эти идеи.

- У вас есть серьёзный повод, чтобы не дружить, верно? Это тот объект, который ты охраняешь? Ты можешь мне открыться.

- Сначала я должна убедиться, что ты друг.

- Думаешь, я убью тебя, если узнаю?

- Вдруг, то, что я скажу тебе, поможет тебе вспомнить твоё задание? И что ты прибыл не помогать нам, а отстаивать интересы своей планеты.

- Отстаивать интересы своей планеты нужно масштабной высадкой, орбитальными бомбардировками, полной изоляцией планеты и её постепенным захватом. Вот так военным путём отстаивают свои интересы.

- Быть может, вы боитесь потерь.

- Взгляни на меня. Ты сама говорила, что ваша армия далеко не образец выучки и профессионализма. Как, ты думаешь, они будут противостоять высадке землян? Один ваш гарнизон, каким бы сильным он ни был, ничего не решит. Войны выигрывают армии, и если армия не способна ни на что, то вас просто поглотят. К тому же, я точно не могу вспомнить, как конкретно мы ведём войну, но почти уверен, что неплохо. Моя цель, очевидно, в другом…

Мы ненадолго замолчали. Она не отвечала. Именно отсутствие масштабных боевых действий было сейчас для меня главным аргументом того, что я прибыл не для банального уничтожения врага. Может быть, ей и было что-то известно об этом, но она всё равно бы ничего не сказала.

- Жаль, что ты не хочешь мне сказать.

- Я не могу.

- Даже несмотря на то, что ты теперь для них предатель, и они не откажутся тебя убить?

- Я же говорю, что дело тут не в том, кто кого предал. Дело в том, что мы преследуем одну цель, только находимся по разные стороны.

- Так не бывает. Те, кто хочет одного и того же, не могут быть по разные стороны, — скупо сказал я, — Ваши гентеи хотят что-то сделать, а твои друзья из охраны объекта хотят им помешать.

Она не ответила, и на оставшийся вечер разговор прекратился. Перейти к болтовне уже не получалось. Сейчас бы мне как никогда пригодилось какое-нибудь воспоминание из детства, связанное с костром, но все они по-прежнему были мне недоступны.

- Ладно, наверное, нужно спать. Доброй ночи, — сказал я.

- Ты каждый день это говоришь. Это ещё одно пожелание землян? – с улыбкой спросила она.

- Да, — ответил я, — а вы и спать уходите молча?

- Без слов.

12

Среди ночи я проснулся от одновременного срабатывания почти всех сенсорных модулей. Я поднял голову и понял, что идёт дождь, и они реагируют на него. Я не учитывал вероятность такого изменения погоды, и поэтому поставил слишком низкий порог срабатывания. Чтобы сейчас остановить эту машинную панику, я отключил управляющий компьютер.

Я увидел, что Даллира дрожит, спрятавшись от дождя под деревом. Я подошёл к ней.

- Ты вся промокла. Ну у вас и ткань. Иди сюда.

Я развернул свой плащ, укрыл её, и мы отошли под дерево. Она вся продрогла, а мне почему-то было совсем не холодно. Места, где не капало, было мало, и поэтому мы стояли очень близко друг к другу. Я обнял её, вместо того, чтобы просто придерживать накидку, и тут же поцеловал. Она ответила взаимностью. Я почувствовал, что она дрожит. Её губы были очень холодными и влажными, но такими приятными.

- Ты такой тёплый, — тихо сказала она.

Я не знал, что ответить. Я просто ещё раз поцеловал её. Не помню, сколько мы так простояли. Постепенно она согрелась, перестала дрожать и положила голову мне на плечо. Мной овладело ощущение, что мы знакомы очень давно. Его легко можно было спутать с прочими намёками на прошлое и подумать, что она знала меня ещё до того удара.