ВЕЧЕР В ГОРОДЕ (Миллстоун 25+)

ВЕЧЕР В ГОРОДЕ (Миллстоун 25+)

Шум турбин привлекал к себе внимание на несколько секунд раньше, чем само диковинное устройство, парившее в полуметре над землёй. Оно спокойно двигалось в плотном вечернем потоке машины, а водитель лишь легко улыбался вниманию прохожих. Над Флаенгтоном сгущались тучи. От этого раньше становилось темно, но город, зажигавший ровные ряды фонарей, не лишался своего особенного шарма.

Джон уже сделал несколько кругов по окраинам, где машин было меньше, чтобы приноровиться к управлению непривычным для себя транспортным средством. К счастью, манера езды во многом была схожа с мотоциклетной, и много времени для освоения не потребовалось. Почувствовав себя увереннее, Джон направился в сторону центра, где сначала заехал похвастаться к Дугласу, а потом, сделав несколько кругов, направился к дому Шейлы.

Как ни странно, сейчас он ощущал покой. И не потому, что окунувшись в ритм Флаенгтона, можно позабыть о том, что где-то существуют дикие территории с их проблемами, а потому, что имел полное право ненадолго расслабиться, перед новым серьёзным делом. Уже в ближайшие дни он снова отправится ближе к границам, а сейчас можно насладиться давно знакомыми местами.

Он приехал на несколько минут раньше – как раз, чтобы постоять под фонарями и покурить. Он осторожно заехал в небольшой промежуток между припаркованными машинами и выключил турбины. Они сбавляли ход постепенно. Сначала турбоцикл немного просел вниз – силовым агрегатам требовалось некоторое время работы в щадящем режиме перед отключением систем охлаждения. Спустя ещё полминуты турбины стали плавно сбавлять обороты, и агрегат опустился на подножки.

Пешеходы, проходившие по тротуару, замедлялись, чтобы получше рассмотреть диковинную машину, а Джон, вынув ключ из стартового замка и спрятав его во внутренний карман пиджака, достал сигареты и закурил. Сделав первый глубокий вдох, он предался предвкушению приятного вечера. Он смотрел на фонари, уходящие вперёд, где вдалеке ярко светился центральный проспект Флаенгтона. Он уже освобождался от машин, и если бы не нехватка опыта вождения турбоцикла, Миллстоун не отказался бы пролететь по нему даже с превышением допустимой скорости. Можно было бы вообще выжать из машины максимум и взлететь в чёрное небо, закрытое облаками, но всё это только тогда, когда он будет в себе уверен. Предстоящая же поездка будет медленной и вальяжной, что тоже неплохо.

- Джонни? – со стороны тротуара прозвучал знакомый женский голос, который вырвал Миллстоуна из приятных мыслей.

Он не хотел оборачиваться и надеялся, что она пройдёт мимо, решив, что обозналась. Но звуки ударов каблуков о мостовую приближались, и через несколько секунд его снова окликнули, уже более уверенно, после чего он понял, что отвертеться не удастся.

- Джонни Миллстоун!

Он затянулся, потом медленно повернул голову и выпустил дым, без всякого интереса оглядывая неожиданно возникшую собеседницу.

- Ну здравствуй, — спокойно сказал он.

- Здравствуй! – с лёгкой радостной улыбкой сказала она, — ты совсем не изменился.

Сказать то же о ней он не мог, но вслух произносить не стал. Она слегка располнела и как-то переменилась, скорее всего, стала матерью. Одета она была прилично и аккуратно и в целом производила впечатление вполне состоявшейся женщины. Только глядя на неё сейчас, он понимал, насколько они не подходили друг другу. Вряд ли он сумел бы жить такой жизнью, и всё, что было сделано тогда, оказалось на благо, в том числе и его. Но понимал он это только теперь, а ему тогдашнему было тяжело, даже слишком тяжело.

- Как живёшь? – спросила она, желая поддержать разговор, и хоть её улыбка была всё такой же приятной, уже не вызывала у Миллстоуна прежних эмоций.

- Отлично. А ты как? – нейтрально, только из правил хорошего тона, спросил Джон.

- Я тоже хорошо. Работаю, ращу детей.

- Ты всегда была умницей, — сказал он, выпуская дым.

- Ты как будто не рад меня видеть, — сменив тон на серьёзный, сказала она.

- А должен?

- Столько времени прошло, я думала ты…

- Повзрослею и пойму? Тут ты права. Повзрослел и понял. Я тебя не осуждаю и не злюсь, но ничего не забыл. Я не испытываю дискомфорт от разговора с тобой, но и о том, что рад, врать не собираюсь. Всё куда проще – мне всё равно.

Повисла тишина. Миллстоун смотрел на неё, а она на него. Он знал, что она не поверит. Самолюбие, верно, уже сказало ей, что он всё ещё любит, но доказывать ей ошибочность такого суждения Джон не собирался.

- Если бы ты был спокоен, ты бы так не говорил, — наконец произнесла она.

- Почему же? Ты же сама признала, что прошло много времени. Даже самый израненный всё бы позабыл, а я и подавно.

ИНФОРМАЦИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ (Миллстоун 25)

ИНФОРМАЦИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ (Миллстоун 25)

- Вот уже это сюрприз так сюрприз, — сказал Джон, усаживаясь на маленький диванчик, расположенный в углу.

- В первую очередь для меня, — улыбнулась Шейла, — не ожидала, что Ричардс будет тобой настолько доволен.

- Эта старая лиса опять всё знала заранее, но решила поводить меня за нос.

- Это в его духе.

Во вторник утром, когда Миллстоун предвкушал ещё один скучный день, в его кабинет постучал почтальон и вручил телеграмму из Джейквиля. В ней была просьба как можно быстрее прибыть в местное полицейское управление. Кабинет номер тридцать семь располагался в самом конце коридора, на третьем этаже, и, стуча в него, Джон ещё не подозревал, кого там увидит. Сейчас он пребывал в радостном настроении, предвкушая новую серьёзную работу и ждал, пока Шейла начнёт вводить его в курс дела.

Дуглас, которого Джон взял с собой, сидел напротив него на стуле. Видимо, он полагал, что на свободное место на диване сядет Шейла, но она была настроена на рабочий лад и оставалась сидеть за своим рабочим столом, стоявшим у окна. Несмотря на то, что кабинет был маленьким, внутри было светло и свободно. Из крупной мебели был только закрытый шкаф, для хранения документов. Маленький диванчик, на котором расположился Джон, соседствовал со столиком, на котором стоял небольшой электрический чайник и чайная чашка.

- Может быть, кофе? – спросила Шейла.

- Да, конечно, — с готовностью ответил Миллстоун.

- Включи, пожалуйста, чайник.

Джон щёлкнул по кнопке, и красная лампочка просигнализировала о том, что процесс нагрева начался. Шейла подошла к шкафу, достала оттуда две дополнительных кружки, а потом баночки, в которых были сахар и кофейный порошок.

- А я уж думал, что там хранятся красные папки с пометками «Совершенно Секретно», — подшутил Джон.

- Кстати о папках, — сказала Шейла, доставая чайные ложки, — мне из-за тебя пришлось перебрать несколько.

- Чтобы выбрать ту информацию, которую мне знать не положено? – поднял брови Джон, — давала бы сразу целиком, а я бы уж разобрался.

- Нет. Немного не так. Вчера весь день я просматривала данные о странных убийствах и в округе и вообще по территории федерации, чтобы отобрать те, которые могут иметь отношение к твоему новому делу.

- Даже я ещё не знаю толком ничего о своём новом деле, а ты уже подбираешь мне информацию.

- Так вышло, что на встречу ты явился вовремя, в отличие от некоторых наших общих знакомых, — сказала Шейла, усаживаясь обратно за свой стол.

- А кто ещё должен прийти? Наш старый друг Джеки?

- Да. Всё это его идея. Он был очень рад твоими успехами в Пеллине. Оказалось, что военные давно не могли раскрыть это дело. Тот человек, которого ты нашёл, расшифровал часть архивов, касающихся работы систем безопасности и заблокировал их. Из-за этого никто не мог точно сказать, кто именно открыл колбу, да и вообще причастен ко всем исчезновениям агентов. Там пропадали не только наши. Двое учёных, приблизившихся к взлому одного из шифров, также внезапно исчезли, и тела их до сих пор не найдены.

- Если они были очень важны, то их могли оставить в живых, — задумчиво сказал Джон.

- Эта версия тоже не исключается, хоть неопознанных тел в округе всё ещё хватает.

Чайник закипел и отключился. Джон, знавший вкусы всех присутствующих, положил в кружки кофе и сахар и залил кипятком. Он было хотел подать Шейле её напиток, но она встала, сама взяла кофе со столика и села рядом с Миллстоуном на диван.

- Ах да, у нас перерыв, — подшутил Джон.

- Да, — улыбнулась она, — не забывай – работа есть работа.

- Может, хотя бы приоткроешь завесу тайны?

- Не могу. Но это как-то связано с тем существом, — она осторожно отхлебнула горячего кофе.

- Подожди. Как убийства, совершённые в прошлом, могут относиться к нынешним событиям? Насколько я знаю, машину времени предков пока ещё не нашли.

- Вот я же говорила, что лучше даже не начинать. Пусть Джек тебе всё расскажет сам, — слегка обиженным тоном сказала девушка.

- Да ладно тебе, — Миллстоун легко приобнял её, — я же дурачусь.

- Знаю, — улыбнулась она.

- А машина времени и вправду существовала? – спросил Дуглас, — я просто как-то уже слышал о ней.

- Это всё слухи, — пожал плечами Миллстоун, — слишком масштабно, чтобы быть правдой. Да и представь, что кто-то мог бы вернуться в прошлое и всё изменить. Если бы это были наши враги, нас бы сейчас здесь не было.

ОДИНОЧНАЯ КАМПАНИЯ

ОДИНОЧНАЯ КАМПАНИЯ
ОДИНОЧНАЯ КАМПАНИЯ

1

Падение. Удар. Я пришёл в себя ещё до него, и даже успел ощутить невесомость, но именно глухой тяжёлый звук и сопровождающая его встряска окончательно привели меня в чувства. Открыв глаза, я понял, что нахожусь внутри спасательной капсулы, которая на несколько метров ушла под воду, и, вместо того, чтобы всплыть, начинает погружаться ещё глубже. Она повреждена. Где-то справа вода сочилась мне на плечо, а мои ступни были уже почти полностью в неё погружены. Больше того, она продолжала прибывать с угрожающей скоростью.

Другие, ещё более существенные последствия удара я ощутил, когда у меня не получилось осознать себя. Я не мог ничего вспомнить, не понимал, кто я, и как здесь оказался. Но я был жив, и медицинский монитор показывал, что моё состояние в норме. Я понял, что нужно действовать, пока капсула не ушла глубоко под воду, иначе в скором времени мне не удастся выйти. Правой рукой я нащупал большой рычаг аварийного открытия. Я знал, где он, и знал, что это он. Хорошо, что хотя бы эту информацию мой мозг сохранил. Когда я потянул за ручку, ремни, удерживавшие меня, были отброшены – остался лишь кислородный аппарат, — а через секунду отошла передняя защитная панель капсулы. На меня хлынула вода. Я тут же закрыл глаза и ощутил, как капсула уходит вниз. Я был свободен. Быстро сориентировавшись, я направился вверх, там, где был виден дневной свет.

Плыть получалось очень легко, и уже несколько секунд спустя я был на поверхности воды. Вокруг царил самый настоящий хаос. Где-то сзади слышались взрывы. Я оглянулся. Вдалеке виднелась огромная скала, полыхавшая пламенем огромного пожара, от которого вверх поднимался чёрный дым. В противоположной стороне был отлогий берег. До него было около пятисот метров, и я уверенно направился туда. По пути я подумал, что скоро в моём кислородном аппарате закончится воздух, и в свете этого меня больше всего начало тревожить то, пригодна ли здешняя атмосфера для дыхания. Учитывая, что мои глаза и кожа никак на неё не реагировали, а температура снаружи была нормальной, вероятность того, что и лёгкие мои тоже воспримут её нормально, была достаточно высока.

Я выплыл на берег. Впереди метрах в ста был лес, за которым вздымался большой горный массив. Первым делом нужно было окончательно определиться с местной атмосферой. Я выдохнул, отодвинул маску от лица и, сделав короткий вдох, затаил дыхание. Никакой разницы заметно не было, значит, кислородный аппарат был мне не нужен. Сняв маску и слегка отдышавшись, я понял, что этот пляж — очень неудобная позиция с точки зрения безопасности. Я быстро устремился в сторону леса. Бегать у меня получалось отлично, даже несмотря на то, что я только что проплыл полкилометра, к тому же, вероятно, должен был испытывать некоторый стресс от нештатного входа в атмосферу планеты.

Я укрылся среди деревьев и убедился, что здесь относительно безопасно. Очевидным сейчас было только одно — я выпал с того корабля, который сейчас догорал километрах в пяти-семи от берега. Что же касалось проблем, то их было куда больше: я находился здесь совершенно один, и у меня не было ни еды, ни прочих средств, необходимых для выживания, не говоря уже об оружии. Если в ближайшее время эта ситуация не изменится, я могу не пережить и одну ночь здесь.

Медлить было нельзя. Я выглянул из своего укрытия, чтобы осмотреться. То место, куда я упал, представляло собой большую бухту, на выходе из которой была та самая скала, на которой до сих пор бушевал мощный пожар. По правую руку шёл пляж, который терялся через несколько километров — береговая линия делала поворот. По левую руку ситуация была примерно такой же, только берег был прямее и терялся из вида несколько дальше.

В целом, учитывая соответствие воздуха, я бы с радостью предположил, что нахожусь на Земле, но растения, находившиеся вокруг меня, опровергали все подобные мысли. Не то, чтобы я сразу вспомнил кучу информации по ботанике, я подсознательно осознавал несоответствие.

Я пытался связать воедино то немногое, что было мне известно. Судя по ограниченному набору средств жизнеобеспечения, я совершал посадку не в аварийной капсуле, а в криогенной. Автоматика в последний момент просто выхватила меня из общего отсека и сбросила, посчитав, что так я буду иметь хоть какие-то шансы на спасение, при том условии, что всё происходило в условиях, пригодных для жизни. Тем не менее, моё выживание казалось мне чудом.

Потом мои мысли заняло предположение о том, что у корабля должны были быть системы оповещения. Если это действительно так, то не стоит далеко уходить от места крушения. Спасательная команда может прибыть сюда в ближайшее время, и тогда у меня будет больше шансов на спасение. Ну а пока всё это оставалось лишь предположением, в которое просто хотелось верить, мне предстояло самому решать вопросы моего выживания.

ДЕМОНЫ ПЕЛЛИНА (Миллстоун 24)

ДЕМОНЫ ПЕЛЛИНА (Миллстоун 24)

Миллстоун ожидал, что им в помощь выделят определённую часть той специальной военной группы, но вместо этого их провели в комнату, где их ожидал майор Райт. Он был высоким, поджарым и выглядел очень уверенно. Он с недоверием посмотрел на Рида, но по этому взгляду нельзя было сказать, что он причастен. Скорее в его глазах читалось непонимание того, что этот человек вообще здесь делает.

С Райтом было трое помощников, которые и вовсе начали за Ридом слежку. Миллстоуну думалось, что заговор здесь действительно силён, а может быть, это просто предвзятое отношение к агентам их ведомства.

- Что конкретно вы хотите сделать? – спросил майор.

- Нам нужен доступ к данным системы контроля, — спокойно ответил Александр, — в ней же фиксируются все данные о том, кто получал доступ к складским системам.

- Система контроля децентрализована. Сначала нужно пройти на объект.

- Это возможно? – уточнил Ричардс.

- Я бы пожелал, чтобы вы этого не делали, но, учитывая полномочия, данные вам, запретить я не могу.

- Тогда боюсь, что мы вынуждены это сделать. Я надеюсь, вы обеспечите безопасность.

- Конечно.

В интонациях Джека чувствовалось большое почтение. Хоть им и было разрешено делать практически всё, что угодно, он понимал, что местные специалисты лучше понимают, что здесь стоит делать, а что нет. Признаться, Миллстоун, будучи хорошо наслышанным о здешних экспонатах, сам немного побаивался того момента, когда их увидит.

- Вроде бы всё в порядке, — заметил Джон, обращаясь к Риду, когда они сели в машину, чтобы добраться до нужного ангара.

- Если вы считаете порядком то, что в меня не выстрелили при первой же возможности, то да, вы совершенно правы.

- Но ведь вы помните, кому можно доверять? – спросил Ричардс, сидевший на переднем пассажирском сидении.

- Смутно. Эта часть вызывает у меня сомнения, — ответил Рид.

- То есть? – спросил Джон.

- Мне кажется, что я помню этих людей, но подсознательно я им не доверяю. Это вызывает у меня сомнения по поводу того, как я в действительности к ним относился.

- Но вы же помните этого Райта?

- Нет. Конкретно с ним я не сталкивался – это точно.

- А кого вы помните из военной группы? – спросил Миллстоун, — или, лучше, кого из них вы больше остальных подозреваете?

- Полковника Джейлиса. Ему было проще всё организовать. Учитывая, что служба безопасности здесь не дремлет, другим потребовались бы огромные усилия, и велика вероятность, что их бы поймали.

- Что же, — покачал головой Ричардс, — я думаю, если мы спросим у майора информацию, касаемо этого человека, он нам не откажет.

- Да, — ответил Рид, болезненно поморщившись.

- Вам плохо? – встревоженно спросил Миллстоун.

- Что-то с животом. Наверное, что-то было не совсем свежим. Мне бы в уборную. Извините, пожалуйста.

- Нет никаких проблем.

В этот момент они как раз подъехали к одному из ангаров.

- У нас небольшие сложности, — сказал Джек, обращаясь к Райту, — нам нужна уборная.

- Здесь есть неподалёку, — сказал сам Рид.

- Да. Мы подождём, — ответил Майор.

- Мистер Эгил, — улыбнувшись, обратился к Дугласу Ричардс, — смело подхватывайте Марти и обеспечьте безопасность.

Дуглас коротко кивнул, и они с помощником Джека направились вслед за Ридом. Сам Александр никак не выразил возражений, а напротив, был рад охране. Это косвенно свидетельствовало о том, что боли в животе не были симуляцией, и ему действительно стало плохо.

Когда они скрылись в одноэтажном служебном помещении, примыкавшем к ангару, Райт отдал команду своим бойцам тоже направиться для прикрытия.

- Не многовато? – спросил Миллстоун, — или вы не доверяете нашим ребятам? Своего напарника я знаю очень давно и могу за него поручиться.

- Не стоит. Просто действуйте, как считаете нужным, и дайте мне действовать, если это не мешает вам.

- Хорошо.

В этот момент майора кто-то вызвал по рации, и он отошёл, чтобы поговорить.

- Все смурные, как один, — нервно бросил Миллстоун, закуривая.

- Ты бы видел, чего они тут насмотрелись, и не таким бы, может, был бы.

- Ещё Рид этот им не нравится, причём всем, — легко усмехнулся Джон, — что кажется мне странным.

Джек никак не ответил, а просто посмотрел на Миллстоуна, как будто чего-то ожидая.

- Что? – поднял брови Джон.

- Ничего. Просто жду, — улыбнулся Ричардс.

- Чего?

- Как ты начнёшь строить теории по поводу того, что каждый на этой базе причастен к избиению этого человека.

РАЗРЕШЕНИЕ НА ВОЗВРАЩЕНИЕ (Миллстоун 23)

РАЗРЕШЕНИЕ НА ВОЗВРАЩЕНИЕ (Миллстоун 23)

- Как прошло знакомство с местными? – Миллстоун выдохнул большое облако дыма и посмотрел на Фэлча.

- Спасибо, хорошо, — улыбнулся бородач, — правда, теперь мне приходится чаще охотиться на паркарр. Тем, кто редко их ест, они кажутся очень вкусными.

- Да, — кивнул Джон, — что есть, то есть.

- И это ещё я не открывал им свой рецепт, — рассмеялся Фэлч.

- Приберегите его на потом.

- А что вы в этот раз без тех парней? – бородач немного недоверчиво посмотрел на Дугласа, сидевшего с винтовкой на коленях.

- Немного изменилась специфика работы.

- Понимаю. Но всё ведь в порядке?

- За исключением некоторых неприятностей, да.

- И это хорошо.

Джон и Дуглас под вечер направились в Элстоун, чтобы проверить одно из предположений. Других вариантов не оставалось, и Миллстоун хотел уцепиться за последнюю возможность. Когда они пришли на место, Фэлча не было, однако, по свежим следам было понятно, что он ещё не покинул это место. Сам бородач появился через час с тремя тушками паркарр в подвязке за спиной. Они развели костёр и заболтались, а Миллстоун всё прикидывал, как лучше подвести разговор к нужной ему теме.

- Мы пришли спросить вас о том человеке. Помните? Тот, которого мы разыскивали.

- Помню, конечно же. Кроме вас, это был единственный, кто заходил в мой скромный лагерь. Вы нашли его?

- Нет, — покачал головой Джон, — не нашёл даже и следа.

- Это было давно, где он теперь? Наверное, далеко.

- Я пришёл к выводу, мистер Фэлч, что он не покидал ваше скромное обиталище.

Миллстоун добродушно улыбнулся и посмотрел на бородача, которого такой резкий поворот разговора привёл в некоторое замешательство.

- Вы хотите сказать, что я его убил? – недоверчиво спросил Фэлч.

- Нет, что вы! – Миллстоун рассмеялся, но быстро снова принял серьёзный вид, — я хочу сказать, что он никуда отсюда не уходил, и он по-прежнему здесь. Может быть, даже слышит сейчас наш разговор.

- Вы ошиблись, офицер, — покачал головой бородач, — с чего бы ему оставаться здесь? За ним гнались.

- Я думаю, он ушёл от погони, когда выбрался из могилы. Его считают мёртвым. Вряд ли кто-то был в Смоллкрике и проверял целостность захоронения.

- Я не знаю, что было на уме у того человека, и, признаться, не могу понять, как это вы решили, что он здесь?

- Я ищу его не для того, чтобы убить, — игнорируя вопрос, продолжал Джон, — я хотел бы помочь ему. Скорее всего, мы с ним преследуем одну цель, и вместе у нас есть шанс её достигнуть.

- Допустим, но зачем вы рассказываете всё это мне?! – недоумевал Фэлч, — я ведь точно не он. Если это так важно, у меня найдутся люди, которые подтвердят, что я никакой не агент и никогда им не был.

- Не нужно, — раздался голос за спиной Миллстоуна.

Джон быстро обернулся и автоматически выхватил лазер, но человек, стоявший в нескольких метрах от него, просто поднял руки. По всем описаниям он подходил, разве что Фэлч умолчал о важной особой примете – шраме, рассекающем надвое его левую бровь и поднимающемся вверх почти до середины лба. Миллстоун убрал лазер и пригласил неизвестного садиться.

- Не держите зла, что Фэлч соврал вам тогда, — спокойно сказал человек, садясь, — я решил, что если вы действительно те, кто стоит моего внимания, то вы обязательно вернётесь. Так и произошло. Ваше имя я знаю, причём, знаю давно.

- А я ваше нет, — недоверчиво сказал Джон.

- Алескандр Рид. Вряд ли вы слышали.

- Не слышал. Вы, скорее всего, агент высшей категории.

- Да. Был когда-то. Сейчас я отошёл от дел.

- Никогда не поздно вернуться.

- Моё возвращение должно быть правильно разыграно. В противном случае я снова исчезну, и на этот раз, возможно, навсегда.

- Если у вас есть идеи, мы попробуем вам помочь.

- Можете. Ваш напарник ведь мистер Эгил, или я ошибаюсь? – он вопросительно посмотрел на Дугласа.

- Точно так, — ответил стрелок.

- Я помню то ваше дело. Значит, вы как минимум настоящие.

- Я надеюсь, вы знаете нас не только по газетам?

- Конечно, нет. Иначе бы я просто не вышел, — усмехнулся Рид.

- Вы работали в Пеллине?

- Громко сказано, работал, — тихо ответил он, — а вы, стало быть, уже вышли на него?

- Да. Окольными путями.

ПОГОНЯ ЗА МОЛНИЕЙ, часть вторая (Миллстоун 22)

ПОГОНЯ ЗА МОЛНИЕЙ, часть вторая (Миллстоун 22)

- Классная вещь, — кивнув на винтовку Эгила, сказал Гренч, — могу поспорить, что вы отлично стреляете.

- Стараюсь, — скромно ответил Дуглас, делая очередную затяжку.

- Вообще, всё это такая хрень, — сержант подставил руки к огню. Очевидно, он имел в виду события прошедшего дня, — столько трупов у нас видели только старики.

Сержант Гренч был года на два младше Миллстоуна, коротко остриженный, худощавый и с острыми строгими чертами лица. Это был уже второй человек за день, который казался Джону сошедшим с агитационных плакатов. Разве что невысокий рост портил образ типичного военного федеральной армии, каким его хотели бы представить власти.

Гренч был во второй группе и прибыл к месту трагедии одним из первых, поэтому увидел ужасающую картину во всех красках. Но, судя по тому, как он описывал её несколько минут назад, немалую роль здесь сыграла его повышенная впечатлительность. Теперь, после переформирования, он оказался в первой группе, что, несмотря на его бравый настрой, не могло его не пугать. Миллстоуну и Эгилу же пришлось напрашиваться в передовую группу, потому что Ричардс изначально был против этого. В конце концов, Джон поставил вопрос ребром, сказав, что его участие в расследовании не имеет никакого смысла, раз он не будет получать свежие факты в числе первых, и Джек согласился.

Специалисты из Флаенгтона прибыли во второй половине дня, и дело по обследованию лабиринтов в горах пошло значительно быстрее. Им даже удалось найти ещё одну ловушку, которая не сработала, и это могло быть вызвано не только её отказом, но и невыполнением условий срабатывания, а посему, её пока решено было обходить. Больше существенных открытий не было, и уже в сумерках все вернулись в лагерь, а в горах остались только часовые, которые должны были следить за уже обследованными территориями, и выходить за их пределы им строжайше запрещалось.

Миллстоун и Эгил не поехали назад в Смоллкрик, а решили заночевать в лагере. Им выделили места в небольшой палатке, где кроме них находился только Сержант. Все три товарища, с которыми он делил её раньше, сегодня погибли.

Сейчас они сидели около костра, и помимо них здесь находилось ещё несколько солдат и младших офицеров. Джону и Дугласу было выдано армейское довольствие, поэтому сейчас они не без удовольствия уплетали тушёнку с хлебом и, как могли, поддерживали обычный разговор. Напроситься в штабную палатку, где Ричардс обсуждал подробности со специалистами бюро, не удалось, но Миллстоун считал, что если какие-то подробности их сегодняшнего разговора будут важными, то завтра он непременно о них узнает, а здесь можно было наслушаться интересных баек.

- Взять хотя бы Колфила, — продолжал Гренч, — помнишь, ты рассказывал про двенадцатый форт?

Сержант обращался к морщинистому, но гладковыбритому мужчине в возрасте. Если бы не армейская выправка, твёрдость и уверенность в движениях, его можно было бы назвать стариком, но сейчас не поворачивался язык. Он лишь сухо кивнул в ответ на вопрос Гренча, не отвечая, как будто, только потому, что не хотел обсуждать эту тему при посторонних.

- А я помню ещё Крессертен, вроде, не так уж давно и было, — сказал Миллстоун.

- Жуткое место, — сказал Колфил, — эти чёртовы язычники никак не хотели сдаваться. А вы были там?

Он посмотрел на Миллстоуна и Дугласа немного недоверчиво, как будто сомневался, что такие молодые люди не могли помнить события двухгодовалой давности.

- Доводилось, — уклончиво ответил Джон.

Колфил понимающе покивал, хоть, казалось, и не поверил Миллстоуну. Закончив с банкой тушёнки, Джон закурил и стал молча смотреть на огонь.

- Как вы думаете, что там? – спросил Гренч, для которого, видимо, тишина была невыносима.

- Не знаю, — пожал плечами Миллстоун, решивший, что этот вопрос в первую очередь адресован ему, — что-то, чему требовалась хорошая охрана.

- Сейчас бы нам такое оружие, — продолжал сержант, — можно было бы никого не бояться.

- Да ладно! – возразил ему Колфил, — у них оно было, и всё одно – боялись кого-то.

- Скорее этот кто-то боялся, — не унимался сержант. Ты не видел эти иглы, спецы из бюро их быстренько прибрали, а я видел. Её одной хватит, чтобы нас всех тут прибить.

- Заливает, — усмехнулся один из солдат.

- Ну, скажите ему, Джон, вы же тоже их видели, эти иглы.

- Не могу сказать, что прямо всех пробьёт, если в ряд поставить, но вещь очень опасная.

- То-то! – победно сказал Гренч.

- Ладно, пора уже и спать, — Колфил уверенно поднялся, поправил форму и, коротко попрощавшись, ушёл.

ПОГОНЯ ЗА МОЛНИЕЙ, часть первая (Миллстоун 21)

ПОГОНЯ ЗА МОЛНИЕЙ, часть первая (Миллстоун 21)

«Специальному агенту Миллстоуну. Срочно. Прошлой ночью третья моторизованная дивизия, расквартированная под Сеймоном, была обстреляна из неизвестного типа оружия и понесла потери. Первые попытки поиска никаких результатов не дали. В связи с этим приказываю вам в кратчайшие сроки прибыть в расположение гарнизона для участия в следствии. Все подробности будут доложены вам на месте по первому требованию. Все нужные люди осведомлены о вашем прибытии».

Джон пробежал глазами сообщение, набранное на качественной бумаге, которую используют федеральные службы и внутри у него пробудилось сильнейшее желание как можно скорее приступить к делу. Единственная загвоздка была в Шермане, сидящем напротив и сверлящим его взглядом, полном укоризны.

- Значит, специальный агент, — тяжело вздохнув, сказал он и выжидательно посмотрел на Миллстоуна.

Джон не нашёл, что ответить и поэтому виновато пожал плечами.

- Я прочитал это случайно, а значит, не должен знать. Я думал, это предназначается мне.

- Почтальоны в вашем краю работают не так хорошо, как хотелось бы.

- Я недооценил масштабы операции, которую проводит центр. Раз здесь специальный агент, то уж точно затевается что-то серьёзное.

- Да с чего вы взяли? – возмутился Миллстоун, которому уже не из первых уст доводилось слышать о некой секретной операции.

- Конечно, было бы странно, если бы вы сказали, — усмехнулся начальник.

- Я говорю правду. Я знаю только, что должен работать здесь и помогать вам и вашим людям. Нет никакой операции, — слегка повысив тон, возразил Джон.

- Хорошо, — легко кивнул Шерман, сделав останавливающий жест рукой, — я хотел поговорить немного о другом.

- О чём?

- Вы ведь знаете, что не можете по своей воле требовать помощи от наших ребят. Я хотел поговорить о Майлзе и Саймоне…

- Но Майлз и Саймон…

- Подождите. Дайте мне закончить, — спокойно покачав головой, сказал Шерман.

- Хорошо.

Миллстоун откинулся на спинку стула и закурил, а начальник продолжил свой монолог.

- Вы ведь знаете, что можете впутаться во что-то серьёзное. Вы – ладно, — он махнул рукой, — вы всему научены, но они простые парни. Стоит ли их впутывать? То, что для вас ерунда, им может выйти боком. Я надеюсь, вы понимаете, о чём я. Конечно, официально я ничего не знаю и всё так же сквозь пальцы смотрю на всё это, но на самом-то деле я в курсе. И поэтому я прошу вас – если задание опасное, а я чувствую, что оно такое, — он твёрдо ткнул пальцем в письмо, лежащее на столе, — то не впутывайте их. Не заставляйте рисковать.

- Я никого не заставляю.

- Я понимаю, что если вы спросите их, они согласятся, но пожалуйста, выполните мою просьбу. Просто ничего не спрашивайте, а скажите, что на этот раз им с вами нельзя. Бывало, ведь, такое, так что ничего удивительного в этом не будет.

- Но, — пытался возразить Джон.

- Обидно будет, если кто-нибудь из них погибнет.

- Что ж, — развёл руками Миллстоун, — будь по-вашему.

Он резко встал со стула и собрался направиться на выход.

- Ваше письмо, — остановил его Шерман.

- Ах, да, — без особого интереса откликнулся Миллстоун.

Он быстро вернулся, ловким жестом подхватил бумагу и конверт со стола начальника, небрежно свернул их, и, сунув во внутренний карман пиджака, направился на выход.

Он выполнил просьбу Шермана, хоть и не считал, что здесь, на федеральной территории они подвергаются смертельной опасности. Тем более, если учесть уровень задания, можно рассчитывать на любую поддержку, поэтому самим под пули лезть вряд ли придётся.

Буркнув что-то плохо различимое в ответ на возражения Майлза и Саймона, Миллстоун в сопровождении Эгила направился на улицу. Они сели в Спайер и только после того, как Смоллкрик остался позади, Джон остановился и, вынув из кармана письмо, протянул его стрелку.

Дуглас быстро пробежал глазами машинописные строки и вопросительно посмотрел на Джона. Закурив, Миллстоун поведал напарнику содержание их недавнего разговора с начальником участка.

- Жаль, — заключил стрелок, выслушав, — вроде, толковые ребята.

- Да. Неплохие. Но сейчас придётся обойтись без них. Мы ведь справимся?

- Конечно, — кивнул Дуглас.

- Как в старые добрые времена, — усмехнулся Джон, гася сигарету.

- Что не может не радовать.

- Тогда за дело, — Миллстоун выжал сцепление, уверенно включил передачу и с небольшой пробуксовкой тронулся с места.

Путь предстоял неблизкий. Нужно было сначала доехать до Джейквиля, обогнуть его, и по прямой направиться в Сеймон. И хотя в письме не указывалось, куда именно нужно было прибыть, догадаться было несложно: крупный гарнизон там был только один.

НАСЛЕДИВШИЙ (Миллстоун 20)

НАСЛЕДИВШИЙ (Миллстоун 20)

Сержант Уайт был невысоким и худощавым. Армейский камуфляж, надетый на нём, был больше на несколько размеров, отчего ощущение худобы только усиливалось. Весь его вид говорил о том, что условия службы в федеральной армии оставляют желать много лучшего, но, зная обстановку в округе, Миллстоун понимал, что это не так, и скорее всего, просто сержант регулярно ходит в дальние патрули и не имеет достаточного количества времени для занятия собой.

Сейчас они сидели в небольшой беседке в расположении одной из частей, находящихся в Хейтоне. Джон спокойно курил, слушая сбивчивый рассказ сержанта.

- Как, вы говорите, он выглядел? – спросил Миллстоун.

- Да я не успел почти ничего разглядеть. Он быстро прошмыгнул мимо нас, мы и опомниться не успели.

- Ну, хотя бы примерно. Каким он вам запомнился?

- Ростом, наверное, чуть повыше меня, худой. Вроде, одет был обычно.

- Да уж, — улыбнулся Миллстоун, переглянувшись с Эгилом, — определённость полнейшая.

- В том районе очень опасно, — продолжал сержант, — там самое большое гнездо паркарр, и они там не совсем обычные.

- В чём это выражается?

- Они сильнее, и быстрее обычных. И яд очень специфический. Если после укуса обычной паркарры можно без труда оправиться, то здесь смерть гарантирована.

- Вот даже как? – удивился Миллстоун.

- Они как-то отличаются от обычных внешне? – поинтересовался Дуглас.

- Да. У них шипы, те, что на спине, отливают зеленоватым цветом.

- Но обычный выстрел между глаз помогает?

- Конечно, — кивнул Уайт, — правда, если вы попали в зону её атаки, то у вас очень мало времени.

- Разберёмся, — ответил Эгил.

- Но вернёмся к нашему беглецу, если вы не против, — продолжал Миллстоун, — вы можете показать на карте место, где вы его видели и примерное направление, в котором он направился?

- Конечно. У вас есть карта?

- Да.

Майлз вытащил из-за пазухи карту, сложенную в несколько раз и протянул Джону. Миллстоун сначала развернул её полностью, а потом аккуратно сложил, оставив сверху только то место, где были нанесены Хейтон и его окрестности.

- Вот здесь, — сержант ткнул пальцем в точку, находящуюся к северо-западу от города.

- Так, — Миллстоун аккуратно пометил нужное место карандашом, — и двинулся он…

- Вот сюда.

Уайт описал пальцем на карте небольшую дугу, которая потом перешла в прямую, уходящую на север. Миллстоун зарисовал карандашом эту траекторию и задумался.

- А вы уверены, что он пошёл именно так? Вы ведь не преследовали его. Почему вы думаете, что он направился в горы.

- Там больше некуда идти. Я показываю вам тропу, на которой расположен наш дальний пост. Если кому-то нужно пройти там, мы выделяем людей для сопровождения. Паркарры там самые неспокойные. Мы уже давно запрашиваем отряд взрывников, чтобы уничтожить все гнёзда, но на наши просьбы пока никто не откликнулся.

- Понимаю. Видимо, не хватает сил.

- Возможно. Или взрывчатки, — усмехнулся сержант.

- Но как вы думаете, зачем ему нужно было идти туда, если гораздо проще было пройти через Олд Нелли и выйти на ту же дорогу.

- Не знаю, — пожал плечами сержант, — может быть, в Олд Нелли сложнее скрыться от смотрителя, да и с водой там не так хорошо, как у нас. Ну, а может быть, ему важно было как можно быстрее дойти.

- Не думаю, что с паркаррами на пути у него бы это получилось, — ответил Дуглас.

- Я не знаю, — развёл руками Уайт, — мне сложно понять этого человека.

- Скажите, а в том направлении нет ничего интересного? Ну, там, шахты заброшенные или ещё что-то.

Сержант ненадолго задумался.

- Если шахты и есть, то они заняты паркаррами. Ну а больше я не знаю. Пока что это неосвоенный район.

- Хорошо, — кивнул Миллстоун, убирая карту. Есть ещё что-то, что нам стоит знать?

- Вы ведь не собираетесь туда отправиться? – с небольшим оттенком тревоги в голосе спросил сержант.

- Почему нет?

- Того парня скорее всего уже нет в живых. Стоит рисковать жизнью, чтобы найти обглоданный скелет? Всего один укус, и вас не спасут.

- И всё же мы рискнём, — решительно ответил Миллстоун, вставая, — если это тот, кого мы ищем, то он знал, на что шёл.

- Как знаете, — неодобрительно усмехнулся сержант.

Попрощавшись, офицеры направились обратно к машине, а Уайт ушёл в казарму – отдыхать перед новым дежурством.

- Что думаешь? – спросил Дуглас, когда они тронулись с места.

О СТРЕЛКЕ (Миллстоун 19)

О СТРЕЛКЕ (Миллстоун 19)

- Как будто ты первый раз с ним работаешь, — улыбнулась Шейла.

- Мне просто кажется, что ваша весёлая компания сделает всё, что угодно, лишь бы помешать мне подобраться к Пеллину, да и вообще разрешить это дело. Ничем, кроме пустых отвлечений я, по сути, не занимаюсь.

- Сто лет не видела, как ты злишься.

Она очень приятно улыбнулась, пододвинулась ближе к нему и взяла его руку. Джон достал сигарету, вопросительно посмотрел на собеседницу, и после её лёгкого кивка немного нервно закурил.

- Новой информации нет? – спросил он после недолгого молчания.

- Ты забываешь главное правило — о работе утром.

Шейла улыбнулась, закурила сигарету из пачки Миллстоуна и откинулась на спинку дивана. Они по обыкновению пока ещё сидели отдельно от всех. На этот раз Джон понял, что соскучился, да и Шейла, судя по всему тоже. Хотя, он знал, что это чувство обманчиво.

- Значит, новости всё-таки есть.

- Даже небольшой сюрприз.

- Какой это? – недоверчиво нахмурив брови, спросил Миллстоун.

- Рассказывать нельзя, так будет неинтересно.

- Мне уже страшно, Лейн. Ты ведь знаешь, что я не люблю сюрпризы.

- А я не люблю, когда меня называют по фамилии, — улыбнувшись, сказала она, — но тебя это не останавливает.

Она выпустила небольшое облачко дыма, после чего снова повисло молчание. Она загадочно смотрела на него, отчего Джону становилось немного не по себе. Вскоре им принесли их ужин и вино. Приступив к трапезе, они заговорились, и обстановка немного разрядилась. После окончания ужина Миллстоун закурил, сделал глубокую затяжку, но не выпускал дым из лёгких, глядя в сторону входа в зал. Шейла, видевшая замешательство своего спутника, делала вид, что ничего не происходит.

Не прошло и минуты, как рядом с их столом стоял высокий мужчина, примерно ровесник Миллстоуна. На нём был идеально подогнанный костюм, а в руках он держал чёрную шляпу. Он нависал над Джоном, с укоризной глядя ему в глаза.

- Вот уж чего не ожидал, — наконец выдавил из себя детектив, — это и был сюрприз?

Шейла лишь улыбнулась и коротко кивнула.

- Ну, присаживайся, мой добрый друг, — сказал, наконец, Джон.

Гость сел напротив него и аккуратно положил шляпу на стол.

- Как всегда многословен, — заметил Миллстоун, стряхивая пепел с сигареты, — могу я узнать, чем обязан?

- Мы снова будем работать вместе, — сказал мужчина.

- Великолепно. А чего такой смурной? Радоваться надо.

- Ты мог хотя бы объяснить перед исчезновением.

- Ещё один, — недовольно выдохнул Джон, — я, кстати, уже ощущаю заговор. Дай угадаю, ты здесь по распоряжению Ричардса?

- Да.

- Старичок решил, что Шейла одна не справится с ролью няньки, и прислал старину Дугласа.

- Это я предложила. Думала, ты будешь рад, — потупила взгляд девушка.

- Я рад, в отличие от моего старого друга.

- Я бы сюда не явился, если бы не хотел. Мне никто не приказывал.

- Хорошо. Тогда я рад, что мы снова в деле. И начнём мы с того, что ты расскажешь мне, какие указания получил от Ричардса.

- Следить за тобой, чтобы ты не забрался туда, откуда не выберешься.

- И, дай угадаю, он говорил о Пеллине.

- Нет, — спокойно покачал головой Дуглас, — конкретных указаний не было.

- А я уже хотел разразиться словами о том, что я бы и забыл о Пеллине, если бы не ваши напоминания, — рассмеялся Джон.

- Ты бы был не ты, если бы забыл, — сказала Шейла.

- Ладно, теперь, когда старина Дуглас в деле, мы продвинемся в этом деле.

- Ты мог сразу позвать меня.

- Не позвал. Извини.

Дуглас сделал недовольное лицо и вскинул руку, подозвав официантку. К нему тут же подошла молодая девушка, и он начал делать заказ.

- Я же извинился, — сказал Миллстоун Шейле.

Девушка просто пожала плечами.

- Какой у нас план? — спросил Дуглас, когда официантка ушла.

- Отдыхать. Завтра днём можно будет выдвинуться в Пеллин, поглазеть. Твоя крошка с тобой?

- Да.

- Джон! – недовольно вставила Шейла.

- Что? – с наигранным непониманием спросил Миллстоун.

- По-моему, по поводу Пеллина мы договорились.

- Ну, это было до того, как со мной в команде стал работать лучший стрелок нашей конторы.

- Без разницы! – обиженно сказала она.

Лицо девушки в корне изменилось. На нём выразилось недовольство и даже некоторая злость. Она как будто говорила, что даже если Миллстоун шутит, то тема выбрана весьма неудачно.

БОГ ШАХТЫ (Миллстоун 18)

БОГ ШАХТЫ (Миллстоун 18)

Миллстоун закончил с бритьём, ополоснул лицо водой и промокнул полотенцем. Уже пару дней в работе было устойчивое затишье, отчего во всех его действиях появилась небольшая размеренность и леность. Спешить было некуда, и до выходных никаких изменений не предвиделось. Очередной визит в Джейквиль внесёт хоть какое-то разнообразие в замедлившуюся жизнь, а потом можно будет наведаться в Хейтон – там как раз уляжется пыль, поднятая работниками технологического бюро. Хотя, признаться, Миллстоун приходил к мысли, что след сбежавшего агента потерян.

Одевшись и перебросившись парой фраз с Ником, Джон направился завтракать в Золотую Шахту. Быстро разделавшись с яичницей, детектив пододвинул ближе чашку кофе и закурил. Он уже обдумывал напроситься в патруль, когда дверь заведения открылась. Миллстоун не обернулся, но подметил крайне удивлённый взгляд Холли, направленный в сторону входа.

Через несколько секунд к нему подсел мужчина, одетый в аккуратный чёрный костюм. Он снял шляпу и положил её на стойку рядом с собой.

- Можно кофе? – вежливо обратился он к Холли.

- Одну минуту, — ответила девушка.

На вид ему было около сорока лет, черты его лица были сухими и строгими, как и вся его манера держаться. Он носил густые усы, которые были аккуратно подстрижены. Миллстоун почему-то знал, что этот человек пришёл к нему, и ждал, что он заведёт разговор в ближайшие минуты.

- Это вы Миллстоун, тот знаменитый детектив из Смоллкрика? — сказал, наконец, незнакомец.

- Именно так, — кивнул Джон, повернувшись к собеседнику.

- Мне вас порекомендовал мой старый друг – мистер Уэлс. И просил передать большую благодарность за разрешённое дело.

- Я надеюсь, что у него всё в порядке.

- Как вы понимаете, он о своих делах не информирует посторонних, поэтому ничего вам сказать не могу, — улыбнулся усач, делая первый глоток кофе.

- А с чем пришли вы?

- Я предпочту обсудить несколько позже, — сказал он, мимолётно взглянув на Холли, — а пока не мешало бы представиться. Я Роберт Гриффин. Это имя о чём-нибудь вам говорит?

- А должно?

- Возможно. Мы с вами работаем на одной территории, только я представляю несколько другую службу.

Холли зачем-то ушла на кухню, и новый знакомый Миллстоуна начал говорить увереннее.

- Случайно не технологическое бюро?

- Именно его. А вы проницательны, — улыбнулся Гриффин.

- Мне подсказала ваша осторожность. Только ваши так тихо говорят о своей принадлежности, как будто являются представителями службы безопасности федерального совета. Но поскольку последних здесь быть не может, мой вывод вполне очевиден.

- Вы, как и другие, немного скептически к нам относитесь, но это можно понять.

- Я вот всё гадаю, что же за нужда привела вас ко мне? Обычно вы вызываете своих рангом повыше.

- Да, я думаю, вы будете удовлетворены, узнав, что мы не всё можем сами, — улыбнулся Усач.

- Ну, учитывая, что вы при первой же возможности перехватываете важные открытия, я даже и подумать не мог, что вы на что-то не способны.

- Поверьте, Миллстоун, мы такие же люди, как и все остальные. Ну а что до технологий, то вы могли бы нас понять. Многие из них достаются нам с большим трудом, и мы вынуждены цепляться за каждую возможность. Да, расталкивая остальных, потому что порой даже одно неосторожное касание может всё испортить.

- Понимаю, — легко улыбнулся Миллстоун, оставляя на стойке деньги за завтрак.

Гриффин тоже расплатился и вышел вслед за ним. Перед Золотой Шахтой стоял пикап – старый, но выглядящий ещё неплохим. Признаться, Миллстоун ожидал, что шишка из технологического бюро должна быть на транспортном средстве более высокого класса.

- Вам в вашей конторе урезали финансирование? – ехидно поинтересовался Джон.

- Вы ждали, что я заявлюсь на машине, на которой езжу на доклады в Флаенгтон? – улыбнулся Гриффин, — я, конечно, не Уэлс, но и не представитель самой захудалой службы. Просто, так удобнее.

- Предположу, что вы нашли что-то в горах, — сказал Джон, доставая сигареты, — следы угля на шинах говорят о том, что это неподалёку отсюда. Я слышал, что где-то к разработке готовится шахта.

- Верно, — кивнул усач.

- Так что вас привело ко мне?

- Давайте для начала сядем в машину.

- Секретность, — улыбнулся Джон, направляясь к пассажирской двери кабины.

- Когда я расскажу вам всё, это уже не будет вас удивлять.

Гриффин сел за руль и выехал из Смоллкрика, свернув по грунтовке в сторону карьера, он остановился на обочине и закурил.